Гарди Томас - Мэр Кэстербриджа



Томас Гарди
Мэр Кэстербриджа
А. Кривцовой (главы I-VII) и М. Клягиной-Кондратьевой (главы VIII-XLV)
ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕКА С ХАРАКТЕРОМ
РОМАН
ВСТУПЛЕНИЕ
Читателям нижеследующей повести, если они еще не достигли преклонного
возраста, следует помнить, что в дни, воскрешенные в этой книге, торговля
отечественным зерном, вокруг которой вращается действие, обладала важностью,
почти непостижимой для тех, кто привык к нынешним шестипенсовым булкам и
нынешнему всеобщему равнодушию к возможному влиянию погоды на урожай.
Описываемые происшествия в основном порождены тремя событиями, которые
и в подлинной истории города, названного Кэстербриджем, а также его
окрестностей следовали друг за другом в том же порядке и через такие же
промежутки, как рассказывается здесь. События эти таковы: продажа мужем его
жены, плохие урожаи, которые непосредственно предшествовали отмене хлебных
законов, и посещение августейшей особой вышеупомянутой части Англии.
Нынешнее издание этой повести, как и предыдущие, содержит почти целую
главу, которая отсутствовала в первых отдельных английских ее изданиях, хотя
была включена в издание, выходившее выпусками, а также в американское
издание. Глава эта восстановлена по настоянию некоторых компетентных судей
за океаном, убедительно доказавших, что английское издание заметно
пострадало от такого изъятия. Некоторые абзацы и имена, опущенные или
измененные в первых изданиях, как английском, так и американском, по
причинам, ныне утратившим силу, также восстановлены или вставлены.
Эта повесть, пожалуй, больше всех остальных книг, включенных в мою
"Панораму уэссекской жизни", посвящена рассмотрению деяний и характера лишь
одного человека. Значительные возражения вызвал шотландский диалект мистера
Фарфрэ, второго героя, и некий его земляк заявил даже, что люди, обитающие
за Твидом, так не говорят и никогда так не говорили. Однако, на мой южный
слух, исправления, предложенные этим джентльменом, совершенно точно
повторяют именно то, что я стремился воспроизвести, а потому я не мог
признать справедливости его замечаний, на чем дело и кончилось. Следует
помнить, что шотландец, действующий в этой истории, показан не таким, каким
он представлялся бы другим шотландцам, а таким, каким его увидели бы люди
иных национальностей. К тому же я и не пытался точно воспроизводить ни его
произношения, ни произношения уэссекцев. Однако следует добавить, что это
новое издание обладает следующим несомненным превосходством над предыдущими:
его критически прочел профессор вышеупомянутого языка - человек, безусловно,
компетентный, который, более того, по весьма важным причинам личного
характера научился говорить на нем в первый же год своей жизни.
Далее, очаровательная дама отнюдь не шотландского происхождения,
известная своей правдивостью и умом, супруга видного каледонца, навестила
автора вскоре после выхода первого издания и осведомилась, не с ее ли мужа
списан Фарфрэ, ибо он показался ей вылитым портретом этого (без сомнения)
счастливейшего человека. Я же, создавая Фарфрэ, ни разу даже не подумал о ее
супруге, а потому позволяю себе надеяться, что Фарфрэ выдержит экзамен если
не как шотландец для шотландцев, то как шотландец для южан.
Первый раз этот роман был полностью опубликован в двух томах в мае 1886
года.
Т. Г.
Февраль 1895 г. - март 1912 г.
ГЛАВА I
Однажды вечером, в конце лета, когда нынешнему веку еще не исполнилось
и тридцати лет, молодой человек и молодая женщина - последняя с ребенком на
рук



Назад