Гарднер Джон - Грендель



ДЖОН ГАРДНЕР
ГРЕНДЕЛЬ
Дитя же, если это Сын,
Старухе дряхлой отдают,
И та, распяв его гвоздем,
Сбирает крик в златой сосуд.
Уильям Блейк (Перевод В. Л. Топорова)
Посвящается
Джоулу и Люси
1
Опять баран стоит над каменистой осыпью и смотрит вниз с тупым
торжеством. Я моргаю. В ужасе не могу отвести взгляд. "Пошел прочь! - гоню
я его.- Убирайся в свою пещеру, в свой хлев - прочь отсюда!" Он, как
старый король-тугодум, склоняет голову набок, прикидывает расстояние и
решает не обращать на меня внимания. Я топаю ногой. Бью по земле кулаками.
Швыряю в него камень размером с череп. Баран не шелохнется. Я потрясаю
мохнатыми кулаками, грозя небесам, и издаю столь жуткий рев, что вода у моих
ног мгновенно леденеет и даже мне становится не по себе. Но баран остается
на месте. Мы оба во власти весны. Так начинается двенадцатый год этой
безумной вражды.
О, горечь ее! Тупое отчаяние!
"Ну что ж",- вздыхаю я, пожимаю плечами и понуро тащусь обратно в лес.
Нет, мои мозги не сплющены и не зажаты, как у барана, корнями рогов.
Подергивая боками, он таращится своими глазами-булыжниками на тот кусок
мира, который доступен его взгляду, и ощущает, как этот мир врывается в
него, заполняет все тело, подобно потокам, наполняющим пересохшие русла рек
во время таяния снегов, щекоча его огромные болтающиеся яйца и зарождая в
нем все то же беспокойство, что томило его в эту пору и год назад, и годом
раньше. По чреслам его пробегает дрожь от знакомой безумно-радостной жажды
наброситься на все, что окажется рядом: на грозовые тучи, черными башнями
громоздящиеся на западе, на какой-нибудь безропотный прогнивший пень, на
первую попавшуюся овцу с широко расставленными ногами. Невыносимо смотреть.
"Почему эти твари не могут проявить хоть каплю достоинства?" - вопрошаю я
небеса. Небеса - заведомо - молчат. Я корчу им рожу, дерзко поднимаю
средний палец и непристойно щелкаю. Небеса не замечают меня, они извечно
безучастны. Я ненавижу их, как ненавижу эти безмозглые пробуждающиеся
деревья, этих щебечущих птиц.
Нет, я, разумеется, не тешу себя мыслью, что сам я благородней.
Несуразное чудище, провонявшее мертвечиной, убиенными детьми, растерзанными
коровами, бесцельно брожу я по земле, таясь во мраке. (Я не горжусь и не
стыжусь этого, понимаете! Еще одна заурядная жертва, злобно взираю я на
смену времен года, которые изначальней всяких наблюдений.) "О, жалкий
печальный уродец!" - восклицаю я, кляну себя и хохочу до слез: ха-ха! Потом
валюсь на землю, задыхаясь и рыдая. (Все это по большей части сплошное
притворство.) По небу катится глупое солнце; тени укорачиваются и
удлиняются, будто по плану. Лесные птицы, пронзительно чирикая, вьют гнезда.
Невинно зеленея, выглядывают из земли нежные травинки - дети мертвых.
(Здесь* на этой трепетно-изумрудной лужайке, однажды, когда луна была
погребена в толще облаков, я оторвал голову старому хитрецу Ательгарду.
Здесь, где крокусы, подобно водяным змейкам, разевают свои маленькие пасти,
пугая позднезимнее солнце, здесь я убил старуху с волосами цвета железа. На
вкус она отдавала мочой и желчью, и я долго пото" отплевывался. Сладкая пища
для желтых цветочков: Унылые воспоминания мракожителя, скитальца по краю
земли, дозорного роковой ограды мира.) "Уа-а-а!" - ору я, еще раз на
мгновение скорчив рожу небесам, и скорбно наблюдаю, каковы они теперь, с
тоской припоминаю, какими они были, и, как последний идиот,забрасываю сети в
завтра. "А-ар! И-оу!" Я шатаюсь на ходу, крушу деревья. Урод



Назад