Гарднер Эрл Стенли - Вороны Не Умеют Считать



det_classic Эрл Стенли Гарднер Вороны не умеют считать 1946 ru en Vitmaier FB Tools 2005-02-12 http://www.litportal.ru tymond 711C071C-9E17-4ED4-B2A5-CC19EE8DE6CD 1.0 v 1.0 — создание fb2 Vitmaier
Erle Stanley Gardner Crows Cant Count 1946 Эрл Стенли Гарднер
«Вороны не умеют считать»
Глава 1
У стола Берты Кул сидел посетитель. Это был богач, случайно попавший в трущобы, где ему все противно, даже сам воздух.
Когда я вошел в кабинет, Берта приветливо улыбнулась, а посетитель посмотрел на меня так, словно заранее приготовился увидеть нечто отвратительное.
Берта была сама любезность — значит, об оплате они еще не говорили.
— Знакомьтесь, мистер Шарплз, это мой партнер Дональд Лэм, — сказала Берта. — Выглядит он не очень солидно, зато ума ему не занимать. Дональд, это мистер Шарплз, горнопромышленник из Латинской Америки. Он пришел к нам по делу.
Вертящийся стул издал резкий металлический звук, когда Берта, устраиваясь поудобнее, навалилась на него всей своей тяжестью. На ее губах по-прежнему играла улыбка, но по глазам я видел, что требуется моя помощь.
Я присел.
— Мне это не нравится, — глядя на меня, недовольно произнёс Шарплз.
Я промолчал.
— По-моему, ваша коллега считает, что мною движет праздное любопытство, — продолжил Шарплз нарочито обиженным тоном, но лицо его оставалось невозмутимым, как у тех, кто говорит: «Я не люблю брать последний кусок с тарелки», а затем этот кусок преспокойно съедает.
Берта попыталась что-то сказать, но я взглядом дал понять, чтобы она помолчала. Наступившая пауза тяготила Берту, и она, не выдержав, начала:
— Но ведь мы для этого и существуем…
— Речь идет не о нас, — перебил Шарплз тем же холодным тоном. — Речь идет обо мне.
— Разумно, — сказал я.
Шарплз резко, словно на пружине, повернулся, но не прочел на моем лице ничего, кроме вежливого интереса…
Очередную паузу прервал скрип стула, на котором сидела Берта. Но Шарплз больше не обращал на нее внимания — он смотрел на меня:
— Я уже рассказал обо всем вашей коллеге. Придется повторить специально для вас. Согласно завещанию покойной Коры Хендрикс — я один из двух опекунов ее наследства.

Наследников тоже двое — Ширли Брюс и Роберт Хокли. Вам известны завещания такого рода?
— Да, — ответил я.
— Дональд — дипломированный юрист, — поспешила вставить Берта.
— Почему же он не работает по профессии? — съязвил Шарплз.
Берта хотела ответить, но я опередил ее:
— Я понял, что в законодательстве есть лазейка, зная о которой убийца может избежать наказания.
— Вы имеете в виду состав преступления? — спросил Шарплз с видом знатока.
— Вы правы. Я счел это несправедливым, но вышестоящим инстанциям не понравились мои соображения.
— И что же, законодательство не изменилось?
— Увы.
Тон Шарплза стал иным. Теперь в нем слышалось уважение, смешанное с любопытством.
— Может быть, когда-нибудь вы расскажете об этом подробнее? — спросил он.
Я покачал головой:
— Однажды я совершил ошибку. И начальству это не понравилось. Вот и все.
Какое-то мгновение Шарплз молча смотрел на меня, а затем продолжал:
— По условиям завещания опекуны до истечения срока опеки вольны выделять наследникам такую сумму, какую считают нужной. А срок опеки истечет, когда младшему из них исполнится двадцать пять лет. Тогда все должно быть разделено поровну. — Снова помолчав, Шарплз многозначительно добавил: — Это налагает на вас особую ответственность.
— И как велико наследство? — спросила Берта. Шарплз даже не повернул головы в ее сторону.
— Это не имеет прямого отношения к делу, — бросил он через плечо.
Стул



Назад