Гарднер Эрл Стенли - Дело Рисковой Вдовы



det_classic Эрл Стенли Гарднер Дело рисковой вдовы 1937 ru en Vitmaier FB Tools 2005-02-16 http://www.lib.ru 6EC89DE5-E673-4CFC-8C15-71D9F99D788C 1.0 v 1.0 — создание fb2 Vitmaier
Erle Stanley Gardner The Case Of The Dangerous Dowager 1937 Эрл Стенли Гарднер
«Дело рисковой вдовы»
1
Седовласая женщина сидела в кожаном кресле в кабинете известного адвоката Перри Мейсона. Серые глаза Мейсона смотрели на посетительницу с тем любопытством, которое вызывал у него каждый новый клиент. Она спокойно выдержала его взгляд и ответила на вопрос:
— Я никого до сих пор не убивала, но только не думайте, что я из тех добропорядочных старушек, которые все вечера проводят с вязанием у камина. Это совсем не так — я, как говорится, упрямая старая ведьма.
— Порой, — улыбнулся адвокат, — за внешностью человека, подверженного всем страстям, в действительности скрывается…
— Вдова, — продолжила посетительница, заметив, что он замолчал, подбирая точное слово. — Можно даже добавить — рисковая вдова. Я была в Суде, когда слушалось дело о собаке, вы произвели на меня впечатление тем, как бились за свою подзащитную. В каком-то смысле я тоже боец, только воюю за саму себя.
Перехватив взгляд адвоката, Делла Стрит, доверенная секретарша, спросила у посетительницы:
— Не могли бы вы продиктовать ваше полное имя, возраст и где вы живете.
— Матильда Бейсон, — представилась пожилая дама. — Проживаю на Бэйджвуд Драйв, девятнадцать девяносто. Возраст вас не касается.
Мейсон усмехнулся и спросил:
— Давно вы предпочитаете сигары?
— С того самого времени, — заявила она, сверкнув глазами, — как махнула рукой на весь бред, именуемый добропорядочным образом жизни.
— И давно это произошло? — полюбопытствовал адвокат.
— Когда умер мой муж, я отчетливо увидела, какие трусливые ханжи меня окружают. Собственно, это все не имеет значения.
— Всегда хочется узнать побольше о человеке, чтобы лучше понять его, — пояснил Мейсон. — Пожалуйста, продолжайте. Вы отвергли традиционный образ вдовы?
— Да. И с каждым днем веду себя все рискованнее и раскованнее. Родственники со стороны мужа заверяют, что я — их живой позор, но мне плевать!

Сейчас много говорят и пишут о людях, которые боятся смерти. По-моему, они гораздо лучше тех, кто боится жизни. Мои родственники как раз из этой породы — живут лишь по привычке и абсолютно ничего не могут. Они утверждают, что Сильвия сбилась с пути только из-за меня, и…
— Кто такая Сильвия? — перебил Мейсон.
— Моя внучка.
— Она замужем?
— Да. За Фрэнком Оксманом. И у них есть дочурка — Вирджиния, ей шесть лет.
— То есть вы — прабабушка?
— Да, — подтвердила она довольно и выпустила струйку дыма. — Я — прабабушка.
— Расскажите поподробнее о родственниках вашего покойного мужа, — попросил Мейсон. — Вы с ними, как я понял, не в ладах?
— Да нет, собственно. Я ведь раньше была такой же, как они. Просто в один прекрасный день я взбунтовалась, вот и все.
— Из-за чего же, если не секрет?
— Неужели это так важно? — спросила она, нахмурившись. — Я просто решила возместить себе долгие, пустые, скучные годы. Я воспитана в самых жестких пуританских традициях — с детства вокруг меня никто не хотел, да и не умел, по настоящему насладиться жизнью.

В отрочестве они думают лишь о том, как подготовить себя к достойной зрелости, а повзрослев — как бы побольше заработать, чтобы обеспечить старость. А в старости единственной заботой становится примирение с Богом, и они замаливают грехи, которые не совершали. Я была одной из них и даже не помышляла о другой жизни. А потом умер мой муж, и м



Назад