Гарднер Эрл Стенли - Прицел



С.Гарднер
П Р И Ц Е Л
Сэм Свифт приподнял угол грязного брезента и засунул под него пакет
завернутый в коричневую бумагу.
- Вот и табак, Габби! Теперь мы совсем обнищали, не осталось ни цента.
Повернув голову, Габби Хинкс посмотрел слезливыми старыми глазами на обоих
тощих осликов и затем вдоль главной улицы Антилоп Флат.
- А на что нам деньги? Ведь есть чем прокормиться. А много ли достал
жевательного табаку?
Товарищ его утвердительно кивнул головой.
- Что же нам тогда здесь прохлаждаться? Идем!
Каждый из стариков взялся за прикрепленную к недоуздку веревку и, волоча
ноги, они побрели вдоль пыльной улицы. Смотря им вслед, прохожие
улыбались. Ведь эти старики были старателями в песчаных пустырях и горах;
что-то в их наружности всегда вызывало улыбку, но улыбку всегда
сопровождал вздох.
Габби был высок и худ, лицо бритое, волосы спускались до плеч. Сэм Свифт
был совершенно лысым, зато борода закрывала половину груди.
Истратив свои барыши на провизию, они возвращались к своим заявкам и
четырем месяцам полного одиночества.
Внезапно Габби остановился и укоризненно взглянул на товарища.
- Сэм, бьюсь об заклад, что ты забыл журналы!
Сэм Свифт опустил голову и, уставив глаза в свою спутанную бороду,
пробормотал:
- У нас не оставалось денег, Габби!
Тот затряс седой головой.
- Знаешь, небось, что я без чтения не могу обойтись, лучше бы бе табаку
остался.
Сэм ничего не ответил. Да и что он мог сказать?
В каждую поездку он покупал в городе журналы. Это обязанность лежала на
нем, как на хозяйственном распорядителе товарищества. Габби любил чтение
и неизменно проводил за журналами длинные вечера, перечитывая до восьми
раз одно и то же. Сэм не читал и считал потраченные на журналы деньги
чистым убытком. Это мнение чуть не оказалось скалой, о которую грозило
разбиться товарищество. Слезливые глаза Габби запылали от негодования,
волосы дрожали.
- Это решает дело! - продолжал Габби. - Ты истратил все деньги на то, что
любишь, а о моих желаниях позабыл. Прекрасно. Мы разделим заявки, и эту
зиму каждый будет жить сам по себе.
Вытаращив испуганно глаза, Сэм Сфифт схватился за бороду.
- Послушай, Габби, не ссориться же нам с тобой из-за этого. Черт возьми, я
достану тебе твои журналы. На, подержи ослика, а я отыщу магазин.
Не дожидаясь ответа, Сэм бросил повод и поспешно исчез за углом. Габби
сделал движение, будто намеревался пойти за ним, но: посмотрев на осликов
с вьюками, вздохнул, поднял брошенную веревку, отошел к краю дороги и сел
ожидать на кучу высохшей глины.
Сэм Свифт шел быстрыми шагами, душа онемела от ужаса потерять товарища,
мысли не работали. Неужели из-за каких-то журналов распадется их
товарищество? Пожалуй, что он действительно был не прав, забыв про журналы.
Сэм остановился у одновременно мелочной, москательной и книжной лавки,
объяснив молодому продавцу свое затруднительное положение. К несчастью,
ответ был короток, сух и неудовлетворителен.
Сэм Свифт посмотрел через улицу и увидел приемную доктора Уиллита. В
голове возникли слабые очертания каких-то воспоминаний. Как-то его ударила
мотоциклетка, испуганный моторист заплатил за вправку и лечение сломанной
руки. Сэм вспомнил о плетеном столе с высоко нагроможденными журналами.
Читать он их не читал, но все же...
Перейдя улицу, он сунул в дверь свое немытое лицо с косматой бородой и
увидал одетую в белом сестру, показавшуюся ему олицетворением чистоты и
знания. Он струсил.
- Хотите видеть доктора Уиллита? - спросила она.
Сэм кив



Назад