Гарднер Эрл Стенли - Тайна Падчерицы



Эрл Стенли ГАРДНЕР
ТАЙНА ПАДЧЕРИЦЫ
Глава 1
Примерно в 10.45 Делла Стрит начала с беспокойством поглядывать на
часы. Перри Мейсон перестал диктовать и улыбнулся ей.
- Делла, вы слишком нервничаете, - сказал он.
- Ничего не могу с собой поделать. Подумать только! Мистер Бэнкрофт
просил по телефону назначить встречу как можно раньше.
- И вы велели ему прийти в одиннадцать, если он сумеет к этому времени
добраться сюда. Она кивнула.
- Значит, Харлоу Биссингер Бэнкрофт непременно будет здесь в
одиннадцать часов. Его время дорого стоит, каждая минута на счету.
- Но зачем ему мог понадобиться адвокат по уголовным делам? - спросила
Делла. - У него же куча законников, и все они работают только на него.
Говорят, в одном только налоговом отделе у него сидят семь юрисконсультов.
Мейсон взглянул на часы.
- Подождите одиннадцать минут, и вы все узнаете. Сдается мне...
Его прервал телефонный звонок. Делла сняла трубку.
- Да, Герти... Одну минуту, - она прикрыла микрофон ладонью и сказала
Мейсону:
- В приемной мистер Бэнкрофт. Он говори!, что сумел приехать пораньше
и готов ждать до одиннадцати, если вы не можете принять его раньше.
- Значит, дело более срочное, чем я полагал, - сказал Мейсон. -
Пригласите его, Делла.
Делла Стрит деловито взяла свой блокнот для стенографических записей,
встала и торопливо вышла в приемную. Вскоре она вернулась вместе с мужчиной
лет пятидесяти пяти. Седые, коротко подстриженные усики придавали ему
начальственный вид. Глаза были серо-стального цвета.
- Мистер Бэнкрофт? - Мейсон встал и протянул руку.
- Мистер Мейсон? - проговорил Бэнкрофт. - Доброе утро, и благодарю вас
за то, что вы так быстро приняли меня. Он посмотрел на Деллу Стрит.
- Это мой личный секретарь Делла Стрит, - объяснил Мейсон. - Она
всегда присутствует при моих беседах и ведет стенограммы.
- У меня сугубо доверительный разговор, - сказал Бэнкрофт.
- Делла Стрит полностью в курсе всех моих дел и умеет держать язык за
зубами.
Бэнкрофт сел. Вдруг его лицо утратило самоуверенное выражение. Он весь
сник.
- Мистер Мейсон, я в отчаянии, - начал он. - Труд всей моей жизни
разваливается, как карточный домик...
- Ну что вы, право, - проговорил Мейсон. - Неужели все настолько
серьезно?
- Да.
- Расскажите мне, в чем дело, и мы подумаем, как быть.
Бэнкрофт патетическим жестом простер к Мейсону руки.
- Вы видите? Вот этими руками я выстроил всю свою жизнь. Я работал без
устали, пробивая себе дорогу. Я влезал в долги, чтобы в конце концов с гать
обеспеченным человеком, я боролся с врагами, не имея ни единого козыря,
одним лишь умением блефовать. Я ставил на карту все свое состояние и
отваживался покупать, когда все стремились только продавать. И вот все
пошло прахом!
- Почему? - спросил Мейсон.
- Из-за отпечатков пальцев, - отвечал Бэнкрофт.
- Каких отпечатков?
- Я рано убежал из дома и связался с плохими людьми. Я научился
многому такому, чему не следовало бы. Я воровал и в конце концов попал в
тюрьму. Для меня это стало, как мне кажется, самой большой удачей в жизни.
Сначала я обиделся на весь свете, решил, что попался по неопытности, и в
следующий раз надо просто быть хитрее. Но в тюрьме был священник, который
заинтересовался мной. Не скажу, что он сделал меня религиозным, просто
придал мне веру в себя. Что-то пришло ко мне. Не знаю, что это было,
возможно, самосознание, желание сделать что-то своими руками. Я начал
читать, учиться и думать.
Мейсон с любопытством посмотрел на собеседника.
- Вы ведь мно



Назад