Гари Ромен - Жители Земли



Ромен Гари
Жители Земли
Перевод с французского М.Аннинской
Стоял когда-то до войны на дороге между Гамбургом и Нейгерном
городишко, называемый Патерностеркирхен. Славился он стеклодувным
производством, и на главной площади, прямо против Бургомистерского дворца,
заезжие могли лицезреть легендарный фонтан, изображавший Стеклодува, то
бишь приснопамятного мастера Иоганна Крулла, поклявшегося выдуть из стекла
собственную душу, дабы стеклолитейное дело, гордость целого края, было
подобающим образом представлено в раю. Но скульптура бравого Иоганна,
свершающего свой подвиг, равно как и прелюбопытнейший, XIII века,
Бургомистерский дворец, хранивший образцы всех шедевров, выдутых в
Патерностеркирхене, да и весь крошечный городок, канули в небытие в годы
последнего мирового конфликта - случайно, во время бомбежки.
Было четыре часа пополудни, и площадь Стеклодува пустовала. На западе
желтое распухшее солнце медленно садилось в пелену черной пыли, накрывшую
то место, где был недавно жилой квартал. Команда по расчистке доламывала
остатки Schola Cantorum, Певческой школы, которая славилась некогда по всей
Германии тем, что сформировала известные на всю страну немецкие хоровые
ансамбли. Школа была основана в 1760 году владельцами стеклодувных цехов, и
дети рабочих с малолетства ходили туда разрабатывать легкие под
руководством местного кюре. Падал редкий снег: снежинки медленно кружились
и в нерешительности замирали, прежде чем коснуться земли. На площади
по-прежнему не было ни души: вот пробежала по своим делам, уткнув нос в
землю, тощая псина; воровато присела ворона и, подцепив что-то клювом,
улетела прочь. На пустыре, где некогда начиналась Ganzgemtitlichgasschen*,
появилась пара. Мужчина нес в руке чемодан; был он сильно в годах и невысок
ростом, без шапки, в потертом пальто, на шее - старательно замотанный шарф.
Скорее всего, от холода он изо всех сил втягивал голову в плечи. Круглое
сморщенное лицо с беспомощными глазами поросло седой щетиной. Выглядел он
совершенно потерянным. Старик вел за руку молоденькую белокурую девушку; ее
остановившиеся глаза смотрели перед собой, а на губах застыла странная
улыбка. На девушке была короткая юбка, слишком короткая для ее возраста, и
детский бантик в волосах - будто она сама не заметила, как выросла. На вид
ей казалось около двадцати. Девушка была ярко и неумело накрашена: на щеках
рдели плохо размазанные пятна румян, толстый слой помады кривил рот. Видно,
пальцы, наносившие грим, вконец закоченели. Туалет довершали облезлая
короткая шубка с куцыми рукавами и рваные перчатки; ноги в шерстяных чулках
были обуты в мужские башмаки.
Сделав несколько шагов по расчищенной площади, пара остановилась как
раз в том месте, где прежде стоял бравый Иоганн, а теперь мокрая земля была
изрыта колесами грузовиков, выезжавших на Гамбургскую дорогу. Снежинки
нехотя садились на волосы и плечи путников. Снегопад был не снегопад, а так
- он даже не мог выбелить город, а лишь подчеркивал разлитую кругом грязь.
- Где мы? - спросила девушка.- Вы нашли статую?
Старик окинул взглядом пустое пространство и вздохнул.
- Нашел,- сказал он.- Вот она, перед нами, где и должна быть.
- Она красивая?
- Очень.
- Теперь вы довольны?
- Еще бы.
Он поставил чемоданчик на землю.
- Присядем на минутку,- сказал он.- Тут мимо проезжают грузовики,
авось какой и подберет нас. Конечно, можно просто выйти на дорогу... Но
разве мог я побывать здесь и не увидеть снова Иоганна Крулла? Я часто играл
о



Назад


8844